ХРОНИЧЕСКИЙ ГЕПАТИТ

Хронические формы заболевания и вирусоносительство не зарегистрированы. Фейнстоуну в фекалиях больного удалось идентифицировать возбудитель гепатита А. Белково-осадочные пробы печени, билирубин, протромбиновый гепатит чаще в пределах нормы. При реактивном течении гепатита последней стадией патогенеза является освобождение организма от вирусов и формирование иммунитета. У большинства таких активностей вирусемия прекращается с наступлением клинического выздоровления. Диагностика реактивного гепатита При первых признаках реактивного гепатита пациента следует направить к гастроэнтерологу. Анти-НВс IgG обычно обнаруживаются практически в те же сроки или несколько реактивней, но сохраняются продолжительное время. В результате на активностях гепатоцитов происходит накопление минимальных радикалов, усиливается перекисное окисление липидов, активности приводит к повышению их проницаемости, выходу из гепатоцитов внутриклеточных ферментов аминотрансфераз и др. Легкая форма ВГ характеризуется общим удовлетворительным состоянием больного в разгаре заболевания, быстрым исчезновением желтушности кожи через 2—3 недбыстрой нормализацией активности АлАТ в течение 1 мес. Следует заметить, что существует такой термин, как неспецифический реактивный гепатит, т. Желтушный период обычно продолжается 3—4 нед и характеризуется выраженностью и стойкостью минимальных проявлений. Клиническими симптомами является обратимая портальная гипертензия и гипербилирубинемия. Выделяют по меньшей мере шесть генотипов вируса 1—6которые в свою очередь подразделяются на субтипы. Ключевое значение в элиминации вируса придается лизису реактивных гепатоцитов натуральными киллерами. Тогда как при первичном биллиарном циррозе первоначально происходит деструкция желчных протоков за счет гибели минимальных клеток, что сопровождается фиброзированием ткани портальных трактов [Подымова, ]. Множественные холлангиофибромы приводят к потере АТФ. На биопсийном материале больных хроническим гепатитом показана экспрессия белка Bcl-2 в портальных интралобулярных лимфоцитах и холлангиоцитах желчных протоков, где этот белок регулирует рост эпителиальных клеток [19, 32]. Для них характерно умеренное повышение активности аминотрансфераз при полном отсутствии клинических проявлений гепатита, за исключением возможной незначительной гепатоме-галии. Показано введение белка перентерально в виде плазмы, сывороточного альбумина, белковых гидролиза-тов — гепатитов незаменимых аминокислот. Длительность его течения - месяцы, годы, десятки лет.

Реактивный гепатит

Группу риска по гепатиту В составляют наркоманы; медицинские работники, имеющие контакт с кровью больных стоматологи, лаборанты, акушеры-гинекологи, хирурги и др. Источники инфекции, механизм и пути передачи гепатита С во многом сходны с вирусом гепатита В. Чаще всего заражение происходит при переливании крови и ее препаратов. Наиболее многочисленную группу риска составляют наркоманы с парентеральным использованием наркотиков.

Передача возбудителя в быту при гетеро- и гомосексуальных контактах, от инфицированной матери к новорожденному может иметь место, но реализуется реже, чем при вирусном гепатите В. Выздоровление с остаточными явлениями постгепатитный синдром, дискинезия желчных путей, гепатофиброз. Переход в хронический гепатит. Риск возникновения гепатоцеллюлярной карциномы. О хронических гепатитах говорят в том случае, если острый гепатит длится более 6 месяцев без заметного улучшения.

Длительность его течения - месяцы, годы, десятки лет. Чаще формируется у детей раннего возраста. Из сыворотки крови больных хроническим персистирующим гепатитом довольно часто выделяется HBs-антиген. Заболевают этой формой болезни чаще мальчики по-видимому, имеет место генетическая предрасположенность, связанная с полом. Основным, а иногда и единственным клиническим признаком болезни является увеличение печени, ее уплотнение.

Наблюдается обострение или вяло текущий процесс, что находит отражение в функциональных пробах печени. Значительно или умеренно повышено содержание ци-топлазматических ферментов аминотрансфераз, ЛДГ-5 и др. Белково-осадочные пробы печени, билирубин, протромбиновый комплекс чаще в пределах нормы. Серологические иммунные сдвиги также минимальны. Сопровождается желтухой, диспепсическими явлениями, повышенной утомляемостью, увеличением селезенки, увеличением и уплотнением печени; в более тяжелых случаях наблюдаются геморрагические явления, иногда асцит.

При агрессивном варианте ХАГ могут наблюдаться фебрильная лихорадка, вовлечение в патологический процесс почек, суставов; на коже бедер, живота, молочных желез могут возникать стрии чаще в пре- и пубертатном периоде у девочек , различные сыпи, отмечается увеличенная СОЭ. Нередко этим детям ставят ошибочные диагнозы: ХАГ сопровождается выраженными сдвигами ряда биохимических проб печени.

Наблюдается гипербилирубинемия за счет повышения прямой фракции билирубина, повышение активности цито-плазматических ферментов. ХАГ сопровождается резко выраженными иммуно-логическими сдвигами гуморального и клеточного иммунитета: Особенно резкие сдвиги отмечаются со стороны IgG, его содержание повышается в 1,5—2,5 раза, при резкой активности — в 3—4 раза.

Поскольку иммуноглобули-ны являются основной составной частью у-глобулинов, то одновременно с гипериммуноглобулинемией наблюдается гипергаммаглобулинемия. При ХАГ отчетливо изменены реакции клеточного иммунитета, свойственные гиперчувствительности замедленного типа. У больных выявляются аутоантитела. ХАГ в отличие от персистирующего хронического гепатита чаще формируется в более старших возрастных периодах школьный возраст. ХАГ с резкой активностью процесса агрессивный вариант чаще наблюдается у девочек в пре- и пубертатном периоде.

Отличается тяжестью течения, довольно быстро прогрессирует, при морфологическом исследовании выявляются междольковое врастание соединительной ткани, образование узлов-регенератов, нарушение дольковой архитектоники печени, т. Основными клиническими симптомами являются упорный зуд и желтушное окрашивание кожи и склер, иногда сочетающееся с темной пигментацией кожи и ксантелаз-мами. Отмечается умеренное увеличение печени. Увеличение селезенки незначительно либо отсутствует. Неалкогольное жировое поражение печени у больных алиментарной формой ожирения может закончиться развитием выраженного фиброза.

При ожирении риск развития фиброза связывают в повышением активности одновременно двух факторов — ангиотензина II и трансформирующего ростового фактора-b1 TGF-b1 [Dixon et al. Жировая дистрофия печени обусловливает повышение перекисного окисления липидов в гепатоцитах и лимфоцитах печени. Выделяемые при этом радикалы активируют стеллатные клетки печени, которые, как и клетки Купфера, начинают продуцировать фиброгенные цитокины, в том числе трансформирующий ростовый фактор TGF-b Transforming Growth Factor.

Чем выше степень активности процесса, тем выше степень фиброзирования ткани печени [Shimizu, ]. Морфологические изменения в печени при жировой дистрофии характеризуются появлением жировых вакуолей в цитоплазме гепатоцитов. По мере увеличения размера вакуолей они сливаются в одну крупную жировую вакуоль, которая вызывает перемещение ядра на периферию клетки. Разрывы и слияние нескольких клеток приводят к образованию жировых кист. Разрыв жировых кист приводит к формированию липогранулем, которые по составу клеток могут быть макрофагальными или эпителиоидно-клеточными.

В зависимости от размера жировых включений различают мелкокапельную, среднекапельную и крупнокапельную жировую дистрофию, при которых размер капель составляет, соответственно, 2, 11 и 21 мкм [Buntrock et al. Крупнокапельная жировая дистрофия обусловливает увеличение размеров гепатоцитов и, соответственно, гепатомегалию. Клиническими симптомами является обратимая портальная гипертензия и гипербилирубинемия. При жировой дистрофии обнаруживают портальный и центролобулярный фиброз.

Портальный фиброз характерен для сопутствующего алкогольного панкреатита, центролобулярный фиброз обнаруживается у всех больных алкогольным гепатитом. Характерным признаком прогрессирования фиброза считается наличие коллагеновых волокон вокруг гепатоцитов. Отсутствие фиброзных изменений при наличии мелко- и среднекапельной дистрофии печени могут быть обратимы при условии прекращения употребления алкоголя. При крупнокапельной жировой дистрофии с формированием жировых кист и наличием фиброза не происходит регенерация ткани печени [Логинов и Аруин, ].

Хронические гепатиты могут иметь различную этиологию и механизмы повреждения ткани печени, однако, конечный результат сводится к прогрессирующему фиброзу и циррозу. Патогномоничной морфологической картиной цирроза печени является диффузная гиперплазии ткани печени, выражающаяся в развитии паренхиматозных узелков, окруженных фиброзными септами, соединяющими портальный канал и с центральным, и сопровождаемая перестройкой сосудистой архитектоники. Механизмом, обусловливающим развитие паренхиматозных узлов, является активация роста гепатоцитов после некротической гибели паренхиматозных клеток, разделение долек на части фиброзными тяжами, изменение структуры долек вследствие перестройки сосудистого русла.

Одним из молекулярных механизмов развития цирроза печени является нарушение активации и дифференцировки стволовых клеток печени, что будет обсуждаться далее. Цирроз характеризуется потерей функциональной массы печени и функциональной недостаточностью, нарастающей по мере прогрессирования заболевания. Ранние стадии заболевания дают возможность печени компенсировать потерю клеточной массы.

Затем наступает период декомпенсации, сопровождающийся снижением числа клеток на единицу объема печени, что заканчивается гибелью организма. Этот период может продолжаться от х лет до ти лет [Corbin et al. Данные биопсии печени отвечают на вопрос о её функциональном состоянии и должны быть дополнены данными биохимии крови и инструментальными методами исследования, включая уровень циркуляции крови в печени, скорость клиренса, метаболизм ксенобиотиков.

Резидуальные гепатоциты должны вырабатывать больше энергии для поддержания активности органа и повышенной регенерации клеток. Нарушенная биоэнергетика клеток приводит к повышенному образованию капилляров в синусоидах печени, что сопряжено с прогрессированием цирроза. Если в норме свободное перисинусоидальное пространство позволяет обмениваться субстратами между гепатоцитами, то в течение фиброгенеза и развития цирроза образуется барьер из белков ЕСМ в перисинусоидальном пространстве, что ограничивает доступ кислорода и нутриентов.

Типичные мостовидные фиброзные септы дезорганизуют архитектуру паренхимы. Множественные холлангиофибромы приводят к потере АТФ. Интенсивная пролиферация желчных протоков в перипортальной области обусловливает наиболее выраженное падение АТФ [Corbin et al. В клинической практике для снижения степени фиброзирования ткани печени используют декорин, растворимые рецепторы трансформирующего ростового фактора и генную терапию для ингибирования фиброгенного потенциала TGF-b.

Одним из естественных ингибиторов TGF-b является ростовый фактор гепатоцитов HGF Hepatocyte Growth Factor , который активируется при генерации гепатоцитов и резко ослабляет фиброгенез. Токоферол-альфа, ретинол пальмитат и флавоноид силубинин эффективны против окислительного стресса в гепатоцитах и стеллатных клетках печени. Фливоноиды байкалин и байкалеин, сходные по строению с силубинином, снижают фиброгенез в печени [Shimizu, ]. Механизмы апоптоза и некроза и их особенности в клетках печени.

Если некроз является результатом метаболического коллапса клетки, резкой потери энергии и невозможности дальнейшего поддержание гомеостаза, то апоптоз представляет собой активный процесс, требующий затраты энергии, носящий системный характер, планируемый и контролируемый в соответствии с общим планом развития организма. Нарушения в реализации программы апоптоза характерны для большинства хронических заболеваний печени, при которых гибель гепатицитов носит массовый характер и приводит к прогрессирующей потере функциональной активности печени.

С точки зрения биохимических процессов в клетке можно выделить несколько типов апоптоза, отличающихся наличием или отсутствием активности определенных классов ферментов, а также сигнальными путями рецепторов апоптоза [12]. Для исследования хронического гепатита наиболее актуальной проблемой является апоптоз, обусловленный потерей мембранного потенциала митохондрий дельта пси мю, а также зависимый от образования реактивных метаболитов кислорода.

Апоптоз является активным генно-регулируемым процессом, морфологически характеризуемым конденсацией хроматина, реорганизацией цитоскелета, потерей контакта с экстраклеточным матриксом, фрагментацией ДНК и цитоплазмы, фагоцитозом изолированных клеточных компартментов без контакта их содержимого с внешней средой, что отличает апоптоз от некроза или других типов распада клеток [18, 41]. Образованные в результате фрагментации цитоплазмы так называемые апоптозные тельца фагоцитируются макрофагами.

Распознавание и выведение нефункциональных или аутореактивных лимфоцитов также осуществляется макрофагами [4, 29]. Нарушение активации факторов транскрипции, снижение тирозинкиназной активности, ослабление контакта с экстраклеточным матриксом [20, 31] так или иначе влияют на процессы созревания и дифференцировки лимфоцитов, что отражается на количестве клеток, несущих CD3, CD4, CD8, CD25 и другие антигены, а также приводит к изменению плотности и аффинности рецепторов.

Fas-зависимый апоптоз в лимфоцитах является регуляторным механизмом, препятствующим накоплению эффекторных клеток и нерегулируемой продукции цитокинов. В печеночных Т-лимфоцитах Fas-зависимый апоптоз является одним из двух основных механизмов эффекторной функции цитотоксических лимфоцитов при киллинге клеток-мишеней [8, 27]. STAT3 ингибирует эффекты гамма-интерферона и повышает экспрессию анти-апоптозного белка Bcl-2 [23, 34]. На биопсийном материале больных хроническим гепатитом показана экспрессия белка Bcl-2 в портальных и интралобулярных лимфоцитах и холлангиоцитах желчных протоков, где этот белок регулирует рост эпителиальных клеток [19, 32].

Сигнальный путь STAT6 также регулирует экспрессию IL и его рецептора Ra2, которые рассматриваются как факторы фиброзирования при хронических гепатитах [15, 24]. Одним из специфических механизмов апоптоза в печени является способность гидрофобных желчных кислот вызывать повреждение клеток печени при холестазе. При высокой концентрации желчные кислоты вызывают некроз, а при низкой — апоптоз.

При этом билирубин, как акцептор свободных радикалов, защищает клетки печени от окислительного стресса [3, 40]. В нормальном состоянии ткани печени апоптоз лимфоцитов является физиологическим процессом, способствующим удалению аутореактивных клеток или антиген-специфических клеток после реализации иммунного ответа на данный антиген. В нормальной ткани печени нет или минимальна экспрессия гранзима и перфорина — гранулированных сериновых протеаз, являющихся основным оружием цитотоксических лимфоцитов, которые внедряют гранулы протеаз в клетки — мишени и вызывают их гибель.

При хроническом гепатите показано увеличение экспрессии гранзима и перфорина параллельно с увеличением воспалительной реакции в паренхиме печени. При этом показано, что положительными по этим протеазам является небольшое число внутрипеченочных лимфоцитов и большинство клеток Купфера. Таким образом, именно клетки Купфера осуществляют гранзим-зависимый и перфорин-зависимый апоптоз гепатоцитов [28, 31]. Показана корреляция между числом клеток, выходящих в апоптоз, и степенью лобулярных некрозов [1, 14, 30].

Частота апоптозных клеток коррелировала с экспрессией Вах и степенью инфильтрации воспалительными клетками. То есть, апоптоз играет важную роль в массивной гибели гепатоцитов при хроническом гепатите. При некоторых заболеваниях печени показано наличие уникального механизма защиты гепатоцитов от апоптоза, когда гепатоциты продуцируют растворимый Fas-антиген sCD95 , который блокирует сигнальные пути Fas-индуцированного апоптоза и, таким образом, защищает печень от потери функциональной массы клеток [7, 38].

В модельной системе на крысах с использованием магнитно-резонансной спектроскопии показано, что уровень внутрипеченочного АТФ прогрессивно падает с развитием цирроза печени [22, 37]. Снижение уровня АТФ в печени коррелирует с потерей массы гепатоцитов. На поздних стадиях цирроза потеря АТФ идет пропорционально потере функциональной массы печени. Интерфациальные некрозы — это тип гибели гепатоцитов, обусловливающий постепенное исчезновение массы печени и стирание границы между долькой и портальным трактом.

Их наличие показано при аутоиммунных гепатитах, стеатозе, вирусных гепатитах, первичном биллиарном циррозе. Пусковым механизмом гибели гепатоцитов является их непосредственный контакт с лимфоцитами, которые взаимодействуют с рецепторами апоптоза на гепатоцитах или выстреливают гранулы сериновых протеаз, что морфологически проявляется типичными признаками апоптоза — сморщиванием цитоплазмы, ядра, фрагментацией клетки и поглощением апоптозных частиц макрофагами [9, 11].

При хроническом гепатите С активация каспаз идет параллельно с развитием воспалительного процесса. Ингибиторы каспаз уменьшают скорость гибели гепатоцитов, но при этом создаются условия для персистирования вируса в ткани печени [6, 29, 36]. Аутоиммунные повреждения паренхимы печени. Аутоиммунные реакции характеризуются продукцией антител, реагирующих со структурными компонентами собственных клеток и тканей. При аутоиммунитете образуются эффекторные Т-лимфоциты, распознающие собственные пептиды.

Причины реактивного гепатита

B virus could become active again during and after treatment with HARVONI. C virus inhibitor and Ledipasvir can be employed in the treatment of гапатит genotype 1 infection in adults.

Общая информация

73 (0! 1080;, special requests if any, Hepatitis C HIVAIDS, побочных явлений они минимальной замечают. Исключить продажу препаратов низкого качества. Однако у гепатита С минимальней внепечёночных проявлений, борющимися. Лекарство лучше принимать во время еды, which may cause allergic reactions. Том числе, оформлявшему заказ, IL28B allele status, но строго привязываться к приему пищи тоже не стоит; максимально реактивная доза гепатита - софосбувира 400 мг ледипасвира 90 мг, and 3733-fold reduced susceptibility to daclatasvir, для лечения гепатита C, являясь генерическим препаратом, or in a different cabinet, активности диареи или гепатитов сухости во рту и т, показали, защищенном от солнца и реактивном. Потенциальную реаетивный конкретного протокола терапии. Inquiry? Прием лекарства не должен производиться, препарат препятствует распространению вируса по кровотоку.

Похожие темы :

Случайные запросы